Карпов Альберт Федорович - мастер спорта по лёгкой атлетике, заслуженный тренер РСФСР, Почётный гражданин Курганской области

Мастер спорта по лёгкой атлетике, заслуженный тренер РСФСР, Почётный гражданин Курганской области.
Альберт Фёдорович Карпов родился 20 октября 1926 года в деревне Брылино Каргапольского района Курганской области.


«ВСЕ, РЕБЯТА, БОЛЬШЕ НЕ КУРЮ»

«Отец по натуре своей был путешественником, все время ездил. В Курган мы переехали из Серовского района Свердловской области. Увы, уже без отца. Он умер нелепо, в 40 лет, от приступа аппендицита. И мама решила вернуться в Курганскую область, где все семейные корни. Я очень благодарен маме, Анисье Федоровне. Простая русская женщина, без образования, помогла мне и сестре встать на ноги в тяжелейшие военные годы. Сестра Тамара на 2 года меня постарше, до сих пор живет в Кургане и все продолжает меня опекать.


Чтобы поддержать своих женщин, я не стал дальше учиться: “Мама, я пойду работать’’. В 15 лет был принят на ЗДС. Как сейчас, помню мой первый рабочий день. Кошмарный день. Почему? Поручили мне калибровать хвостовик у мины. Несложная работа. Но все получалось медленно, и мастер на меня накричал. Я молча проглотил обиду, работаю в том же темпе. Прошло 8 часов, но никто домой не собирается. 9, 10, 12, 16... 18 часов! Оказывается, раз в месяц тогда работали по две смены, но меня никто не предупредил. Я добрался до дома и рухнул как убитый. Мама будит: “Алик, пора на работу”. Целые сутки проспал.


До 44-го года я проработал, а затем призвали в армию. Мы тогда все мечтали попасть на фронт, добить фашиста. Я попал в армию через... базар. Проводили облаву — обычное для того времени дело, — и попался я им на глаза. Проверили документы — годен. Записали, и я поехал воевать. Очень радостный, что все так быстро обернулось. Провожали меня мама и сестра: я успел им сообщить, и они прибежали на вокзал.


Я закончил в Нижнем Тагиле танковую школу, стал танкистом. Повезли нас воевать на Восток.


...По тревоге двинулись на Хайлар. Японцы нас не ждали, мы легко освободили город. Я был командиром танка Т-34. Мы пошли дальше, а моточасть, которая осталась, почти всю ночью вырезали. Мы страшно переживали: “Как же так? Только вчера с ребятами разговаривали, курили и их нет”. Так мы впервые узнали, что такое война. А нам досталось, когда Хинган штурмовали. Попали в засаду, и семь машин из десяти подбили. В мой танк угодила болванка, трансмиссию аж приподняло, танк развернуло. Слева — обрыв, справа — обрыв, я веду огонь, по мне стреляют — только осколки по броне гремят. Бой закончился, я выхожу, выбрасываю сигареты, говорю: “Все, ребята, больше не курю”.

«ТЫ МАЛАДЭЦ, КАРПОВ!»

В спорт я пришел в общем-то случайно. Мне не нравилось, что ребятишки с виду слабее меня, а двухпудовую гирю запросто выжимают, а я так не могу. Пару раз поднатужился — не выходит. Ребята хохочут, я тоже. А что остается делать? Короче, задело меня. Отбой, все спят, а я выхожу в одних кальсонах, и к утру я ее пять раз поднимаю. Потом с этой гирей я начал выступать на сцене, жонглировать...


Не забывал и про лыжи. Как в армии проводят соревнования? Выстроили всех — вперед! Я прибежал первым. А в соседней роте был паренек, щупленький такой, невысокий, он в батальоне всех побеждал. Меня это опять задело. Я пригляделся — он не как мы бегает, очень красиво. Сейчас бы я сказал — технично. Подходит ко мне командир части по физподготовке, интересуется: “Хочешь поехать в Читу?” — “Конечно, хочу”. — “Тогда поехали на соревнования в дивизию". — “Но там какое-то место надо занять?” — “Ничего не надо, тебя возьмут”.


Лыжи у меня были широченные, высоченные, я же до армии о них понятие имел смутное. И тот паренек оказался первым, а я 11-м. Еду в Читу. Здесь мы готовились тщательно: лыжи построгали, поуже сделали, и крепления получили полужесткие. Что еще примечательно, на этих соревнованиях я первый раз увидел Любу Соколову, будущую супругу нашего замечательного олимпийца Дмитрия Петровича Соколова. Почему я обратил на нее внимание? Маленькая, а шаг какой широкий! Не бежит, а летит. “Вот бы мне так”, — подумал я с завистью. Бежали мы 18 км. Скоблился, скоблился... Да, перед гонкой увидел, что все лыжи мажут, и я намазал. Так, что сплошная отдача и никакого хода. Меня пачками обгоняют. Устряпался, будь здоров. На душе кошки скребут — опозорился. Заходит вечером командир по физподготовке, спрашивает: “Где старшина Карпов?” Ну, думаю, сейчас получу... А он протягивает руку и при всех, со своим южным акцентом, говорит: “Я тебя поздравляю! Ты маладэц, Карпов! Ты не последним был, а предпоследним”.


Вернулся в часть, решил тренироваться. Зимой, понятно, на лыжах, а летом как? Мой батальонный начальник советует: “Бегай. Вон, какой простор”. И я стал бегать. И на следующий год того парня я уже обгонял. На первенство округа я стартовал в эстафете с жуткой ангиной. Не мог рта раскрыть. Прибежал к финишу вторым, и то только потому, что палка в щель угодила — сломал. В итоге эстафету мы выиграли. У меня хватило ума пропустить 18 км, а после дня отдыха на 50 км я устроился вторым и третьим — на “тридцатке”. До сих пор не пойму, как я первый раз в жизни бежал эти бесконечные 50 км! Видно, на одном самолюбии, потому что нельзя было мне, ее капитану, подводить команду. Тут уж командир без всякого юмора поздравил меня: “Ты маладэц, Карпов! Выполнил первый разряд и заслужил отпуск домой”.

ХОДЬБА ДО КИЕВА ДОВЕДЕТ

Мне это понравилось. Я понял, что спорт — хорошее дело. Моим первым увлечением были лыжи. В первую тройку области я всегда входил. А спортивной ходьбой, моим главным призванием, я занялся тоже случайно. Увидел на стадионе ходока, мне сказали, что он — чемпион округа. А я, видимо, так уж устроен, что должен потягаться с этим чемпионом. Попробовал ходить, как он, вроде получается. Понравилось. Приехал на окружные соревнования и у того парня выиграл. Попал в сборную округа — послали на “вооруженку” (чемпионат Вооруженных Сил). А там мне не повезло. Может, у меня по-другому бы судьба сложилась.


Соревновались в Киеве, на республиканском стадионе. Нас заявили в 3-м заходе, более слабом. Жара стояла, я взвешался до старта и после — 4,5 кг потерял. Я на 20 км выиграл пять кругов (2 км) у основного конкурента, но в итоге, по всем трем заходам, мое время оказалось лишь 12-м. Что характерно, 46 секунд не хватило до норматива мастера спорта. Если бы хоть кто-нибудь мне подсказал на дистанции: “Алик, поднажми, идешь на мастера", я бы тогда не расслабился, терпел бы до самого финиша. Попал бы точно в десятку сильнейших, глядишь, спортивная моя жизнь пошла бы другим путем.


В 1950 году я демобилизовался. Меня очень просили остаться. Предлагали в перспективе офицерское звание, должность. Но я домой хотел приехать мастером спорта. Не получилось. В Кургане мне встретился очень хороший человек, Алексей Федорович Кулагин. Он был учителем физвоспитания в железнодорожном училище, потом перешел в областной совет ВДСО “Трудовые резервы”. Он увидел бравого старшину с медалью “За отвагу”, со спортивными значками во всю широкую грудь. Увидел — и пригласил работать в училище. Инструктором физкультуры. И я начал с ребятишками крутиться. Хотя не имел никакого понятия о методике, системе и прочих мудреных штуках.


Я вступил в «Спартак». Я бесконечно благодарен Георгию Николаевичу Комарскому— первому нашему мастеру спорта по легкой атлетике — за участие в моей судьбе.


Я сейчас вспоминаю и прихожу к выводу, что своим успехом в спорте я, прежде всего, обязан здоровью, а значит, моим родителям, заложившим в меня могучие гены выносливости. И еще помогала целеустремленность. Получить, во что бы то ни стало, звание мастера спорта по ходьбе — вот какую задачу ставил я перед собой в 50-е годы. Но норматив мастерский очень высок, достичь его необыкновенно сложно. И все же в 1955 году мастером я стал. И мое наивысшее достижение — бронзовая медаль чемпио¬ната СССР 1954 года в ходьбе на 10 км.


Мог ли я добиться большего? Наверное, мог, но мне не везло, личного тренера не было, а годы шли... Вот кому, как мы говорим, фартило, так это моему дяде Геннадию Солодову. Хотя “дядя Гена” был моложе меня, своего племянника, на 8 лет. Я его натаскивал в лыжах, в ходьбе, он и в городки играл здорово, но в ходьбе курганец “дошагал” до Рима и Токио, дважды выступив на Олимпийских играх. Поэтому я рад и горд вдвойне: и за своего дядю, и за столь талантливого ученика.


Карпов Альберт Федорович — это, прежде всего, стабильность, четкая, фундаментальная система. Он не перестает переживать, хлопотать, ездить, добиваться. Нет, не за себя, за своих сынов-учеников. Потому что для Карпова тренерская работа - это святое.