Курганский «Мемориал» организовал встречу «Возвращение имён»

Курганское региональное отделение общероссийской общественной организации «Российское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал» провело 16 октября в селе Чаши Каргапольского района Курганской области встречу «Возвращение имён», посвященную воспоминаниям о земляках и приуроченную ко Дню памяти жертв политических репрессий, который отмечается 30 октября.

Курганского регионального отделения общероссийской общественной организации «Российское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал» основано в сентябре 1999 года. У истоков организации стояли: Шаньгин Михаил Леонтьевич, Носкова Наталья Кирилловна, Хлебников Иннокентий Александрович.

На встрече вспоминали земляков Михаила Леонтьевича Шаньгина, который был первым председателем Курганского регионального отделения Российского историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал».

Михаил Шаньгин, крестьянский сын из с. Чаша Каргапольского района, окончил школу, вступил в комсомол и, вроде бы, вписался в советскую систему, но 4 июля 1937 года он был арестован. 21 год провёл Шаньгин в тюрьмах и лагерях, повидал по всей полноте горе человеческое, да и сам перенес немало. Реабилитировали его значительно позже. О трагедии народа Михаил Леонтьевич рассказал в мемуарной повести «Загнета».

В 1989 году Михаил Леонтьевич встречался и много разговаривал с Андреем Дмитриевичем Сахаровым, когда великий ученый и гуманист приезжал в Челябинск на перезахоронение останков казненных на Золотой горе у д. Шершни.

 «С кромки шахты перед многочисленной толпой, пришибленной ужасом, криминалист разъяснял, почему у большинства черепов дырки не в виске или в затылке, а сверху. А это значит, что их не расстреливали, а убивали молотком на длинной ручке. Спросили дознавателей, как доставляли трупы до середины ствола, коли шахта диаметром более 15 метров. Оказывается, рацпредложение чье-то применили: в двух шагах от обрыва ставили колодезный журавль с двумя крюками на верхнем конце вместо бадьи. Крюки захватывали жертву, как грейфером, потом охранник дергал за веревку, крючки открывались, и труп плюхался как попало: вон посреди скелетов мужских лежит женский, а поперек своей мамы скелетик детский»,- строки из воспоминаний очевидцев.

 В 1989 и 1990 годах из первой шахты на горе Золотой были добыты и перезахоронены останки 360 и 286 погибших. Большинство их были доставлены в Челябинск из Курганской тюрьмы.

 

Иннокентий Александрович Хлебниковв в историко-просветительском и правозащитном обществе «Мемориал» более 25 лет. Исследования Иннокентия Александровича направлены на восстановление справедливости в отношении жертв политических репрессий.  Его близкие также были репрессированы, поэтому для него это больная тема.  Начав работу в архивах, Иннокентий Александрович сумел докопаться до многих истин, которые по сей день скрыты от общества.  Почти личной болью для него стала обида за Курганских учёных: В.К. Крутиховского, П.И Скачкова и А.О. Чазова реально внесших вклад в агрономическую науку, но репрессированных по доносу. Благодаря упорству и настойчивости Иннокентия Александровича и актива Курганского общества «Мемориал» во главе с М.Л. Шаньгиным  был установлен памятник в виде камня и отведён сквер памяти жертв политических репрессий, рядом со зданием той тюрьмы, где содержались политзаключенные. Теперь здесь ежегодно проводятся митинги памяти невинных жертв.

 

Наталья Кирилловна Носкова, член правления Мемориала с начала его работы и до последних дней своих вспоминает:

«Я родилась в крестьянской старообрядческойсемье в деревне патронное Кетовского района Курганской области. Семья у нас была большая –шестеро детей и трое взрослых. Жили мы с божьей помощью, трудами праведными. Много работали, имели хозяйство и огород. Казалось, так будет всегда…»

1929 год стал для семьи Носковых роковым. В деревне стали появляться так называемые «особо уполномоченные», собирающие местных активистов для раскулачивания «зажиточных» соплеменников. Составили список потенциальных «кулаков». Семья Носковых и семьи всех их родственников попали в этот список.

«Зима 1931-1932 года выдалась страшной. Люди болели тифом, холерой, цингой. Из еды завозили по карточкам только ржавую селёдку и крупу сечку. Голод, холод, жестокое обращение начальства, изнурительный труд приводили к массовой гибели людей. Штабеля трупов, занесённые снегом, лежали возле бараков, их не успевали убирать. Порой, чтоб не возиться, сжигали мёртвых вместе с бараками. Осиротели сотни детей», -вспоминала Носкова.

Лишь в 90-е годы Наталью Носкову и всех её родственников. реабилитировали.
Пережив столько трудностей, лишений, испытаний Наталья Кирилловна неутратила чуткости и душевной теплоты. Именно эти качества помогли ей пройти через ад лагерной жизни, не просто выстоять, но и сделаться выдающейся личностью, обратив это «погружение во тьму» в «восхождение к свету».

Светлана Анатольевна Архипова рассказала о своих исследованиях по репрессированным жителям села Чаши. Студентов 2 курса молочного техникума села Чаши в 1935году обвиняли в организации контрреволюционной террористической группы: Корозняков Александр Степанович (1911г.р.), Житников Агап Васильевич (1917г.р.), Фирсов Алексей Прокопьевич, КочуровНиколай Сергеевич (1916г.р.) и преподаватель Румянцев Николай Васильевич(1900г.р.). Студенты привлечены были по статье 58-10 к 3 годам лишения свободы. Из материалов дела, допросов,видно, что студенты интересовались ситуацией в стране, высказывали мысли по поводу убийства Кирова, считали, что это сигнал к активной деятельности. Так, например,Корозняков А.С. после траурного митинга 2 декабря 1934 года своим товарищам сказал: - «На одном убийстве т. Кирова дело не остановится, террор будет продолжаться дальше. Вот бы ещё убить тов. Сталина, Молотова, Кагановича, тогда партийное руководство переедет к Зиновьеву и Каменеву, всему народу жилось бы лучше». Кроме того, студенты читализапрещённого Есенина, сами писали стихи. А преподаватель Румянцев Н.В. являлся сыном бывшего помещика – всё это, в те времена считалось разложением основанием к осуждению и лишению свободы.

Бахарева Татьяна Фёдоровна поведала очень интересную историю жизни своих прародителей, невинно пострадавших от репрессий

На встрече были приглашены внуки и правнуки репрессированных и все они рассказывали с горечью и состраданием о их судьбах.

 

Автор: Людмила Базарова