«Все, кто пришли во власть, обязаны работать! Даже без денег»

Эксклюзивное интервью Алексея Кокорина «URA.Ru». «Сегодня у нас одна партия – Курганская область»

 

С главой Курганской области Алексеем Кокориным корреспонденты «URA.Ru» встретились в необычном для интервью месте — на стрельбище. Глава региона приехал на тренировку по стендовой стрельбе. Выйдя из машины, он, не торопясь, достал кейс с ружьем Bereta DT-11, собрал оружие, выбрал подходящие очки — со стороны все выглядело так, будто это не политик, а профессиональный спортсмен готовится к соревнованиям. В течение часа интенсивной тренировки Алексей Кокорин смог поразить абсолютное большинство мишеней. После за чашкой чая состоялся откровенный разговор о хобби, политике, предстоящих кадровых решениях, инвестициях, энерготарифах и многом другом. Подробности — в материале «URA.Ru».

 

— Алексей Геннадьевич, как тренировка? В таком напряженном графике находите время для спорта?

 

— Это только вторая тренировка в этом сезоне. Потренироваться практически не удавалось в течение всего этого времени. Сейчас на улице стало холодно, это создает определенный дискомфорт, так как вид спорта — не совсем зимний. Если теплее одеваться, нужно переходить на другую дисциплину: например, в спортинге хоть валенки и шубу надевай. Я же специализируюсь в олимпийском виде — в упражнении «Скит».

 

— При Ельцине все стали заниматься теннисом, при Путине стали говорить о развитии дзюдо. Когда вы вступили в должность врио губернатора, в городе стали говорить о том, что у нас теперь вся область будет стреляющей. На ваш взгляд, так и будет?

 

— Это полный абсурд. У нас есть много других интересных видов спорта. Для меня они все равны. Мы обещали в бюджете на следующий год увеличить ассигнования на спорт, чтобы наши спортсмены могли выезжать на соревнования, имели возможность тренироваться. И мы сдержали эти обещания — объемы финансирования увеличены ровно в три раза к уровню этого года. Спортсмены должны повышать мастерство здесь, в Курганской области, и выступать за нашу область, а не уезжать в другие регионы.

 

— Означает ли это, что будет выделено финансирование на капитальный ремонт спортивных сооружений? В частности, в Кургане требуется реконструкция Центрального стадиона «Труд», лыжной базы «Динамо».

 

— Не все сразу. Нужно определять приоритеты и ремонтировать спортивные сооружения, объекты социальной сферы. Если ремонтировать все сразу, с учетом дефицита бюджета это будут долгострои, не более того. Деньги просто будут выброшены на ветер, а эффекта не будет никакого. Нужно определять приоритеты: сегодня спортивное сооружение, учреждение культуры или образования, на следующий год — следующие объекты. Будем двигаться поэтапно. Чтобы делать больше, нужно для начала сбалансировать бюджет. Но, чтобы наши дети, спортсмены просто могли заниматься спортом, нужно, чтобы все объекты были лицензированы, средства будем выделять обязательно.

 

— В прошлом году, когда принимался бюджет, дефицит составлял порядка 8 млрд рублей. В этом году в проекте на 2015 год — в два раза меньше. Каковы перспективы покрытия этого дефицита?

 

— Планируем это осуществить за счет приватизации государственного имущества. Сделать это трудно, но будем работать. Второе направление — перерегистрация крупных предприятий на территории Курганской области, сейчас мы ведем переговоры на этот счет с собственниками ряда компаний. Мы прекрасно понимаем, что даже с приходом в регион крупных инвесторов, отдачу от них можно ожидать только через два-три года. Возможность перерегистрации предприятий, предоставление им более выгодных условий, позволит все отчисления производить на территории Курганской области уже со следующего месяца. Предпосылки к этому имеются.

 

— Многие проекты вами были озвучены в период избирательной кампании и раньше. После выборов вы почувствовали, что упал камень с плеч? Что изменилось, когда вы лишились приставки «врио»?

 

— Может быть, название чуть-чуть поменялось, не более того. С 14 февраля я был настроен на работу не на семь месяцев, а на перспективу. Поэтому не случайно сразу начались кадровые перестановки. Если бы не собирался работать дальше, зачем бы я стал с места сдергивать Виктора Сухнева (экс-глава Каргапольского района, — ред.), Нияза Юсупова (экс-глава Сафакулевского района, — ред.) — они могли бы переизбраться у себя в районах спокойно. Это одни из самых авторитетных глав муниципальных образований. Люди в правительство пришли работать, и умеют это делать, с учетом огромного дефицита бюджета.

 

Трудно разговаривать с людьми, которые начинают просить деньги и говорить, что смогут сделать то или другое. Сегодня многие вопросы нужно решать в отсутствие денег. Для этого требуется смекалка, огромный опыт работы. Я уверен, что мои заместители, например, Игорь Ксенофонтов, Нияз Юсупов, Виктор Сухнев, Эдуард Гусев могут работать в любых условиях.

 

В правительстве есть и новые люди, такие, как Алексей Татаренко (директор департамента промышленности, — ред.). Он прошел школу бизнеса. Там другие условия — это как раз взаимоотношения, связанные с финансовыми возможностями. У него есть огромное желание работать — это самое ценное. Татаренко достался достаточно сложный сектор — промышленность переживает не самые легкие времена, с учетом санкций и кризисных явлений. Я уверен, что он справится со всеми задачами успешно.

 

— Недавно появились новые должности: заместителей губернатора по инвестициям и по внешнеэкономическим связям. Кто займет эти посты?

 

— Я думаю, уже на следующей неделе после решения областной Думы о внесении изменений в Устав появятся два новых заместителя. Заместителем по внешнеэкономическим связям будет Владимир Викторович Зубрин. Это авторитетнейший человек, обладающий огромным опытом и большим потенциалом. Он прекрасно знает область, многих людей, которые могут помогать области. Он будет работать на повышение имиджа региона.

 

— Он будет постоянно находиться в Москве?

 

— Рабочее место у него будет в Москве, потому что там нужно будет работать с иностранными инвесторами, с министерствами и т.д. Заместителем по инвестициям станет Игорь Арьевич Веригин. Он москвич, но сейчас приобретает жилье в Кургане, будет менять прописку и работать по привлечению инвестиций. В Курганской области он работает больше четырех лет: помогал реализовывать и готовить программу «Чистая вода», оказывал содействие в строительстве очистных сооружений в Шадринске. Это многосторонний и очень опытный человек, у него есть огромное желание работать здесь.

 

— Кого планируете назначить на пост уполномоченного по правам человека? И что побудило ввести эту должность, от которой долгое время отказывались?

 

— Называть фамилию человека, который займет эту должность, пока не буду — через некоторое время и так все узнаете. Ждать осталось недолго. Что касается необходимости введения этой должности, все просто. По-моему, только в пяти субъектах уполномоченного по правам человека нет до сих пор, в том числе у нас. Но это неправильно. Я считаю, что есть много конфликтных ситуаций, в которых уполномоченный должен оказывать помощь людям при разбирательствах, при подготовке документов.

 

— При этом комиссия по правам человека тоже будет работать?

 

— Да, комиссия по правам человека останется.

— На протяжении более восьми месяцев, что вы возглавляете область, вы позиционировали себя как губернатора, который объединяет разных представителей элит. Достаточно вспомнить фамилии двух генералов Владимира Зубрина и Алексея Мазикова, гендиректора завода «Корвет» Анатолия Чернова. Вы и дальше планируете придерживаться этой политики?

 

— Я считаю, что их опыт нельзя недооценивать, он будет очень полезен в нашей дальнейшей работе. Поэтому приглашение их в команду — это неслучайно. Их потенциал очень велик, и, я думаю, эти люди должны работать на благо области.

 

— На первой пресс-конференции после выборов вы озвучили, что можете пригласить в команду своего оппонента на выборах Юрия Александрова. Это произойдет?

 

— Соответствующее предложение ему было сделано. Сейчас он его обдумывает. Пока не буду комментировать, какая это должность.

 

— В аппарате правительства сегодня царит некоторое напряжение, связанное с сокращением штатов. Процесс не из легких, прямо скажем.

 

— Мы подводим под сокращение порядка 500 человек. Около 250 человек переводим с государственной службы на контрактную основу. Люди большой любви ко мне из-за этого не испытывают. Но это вынужденная мера.

 

— Нет опасений, что будут уволены рабочие лошадки, а останутся бездельники или чьи-то родственники?

 

— Конечно, у меня есть опасения. Но сразу скажу: если у меня будет информация, что уволен профессионал, который просто имел свое мнение и высказывал его руководителю, будем исправлять эти ошибки. Поймите правильно: реорганизация необходима, так как не совсем понятно, почему по регламентам такое подразделение, как управление, должно состоять не менее чем из 15 человек. Естественно, руководитель управления надувал штат, чтобы быть именно руководителем управления и получать хорошую зарплату. Многие сейчас сталкиваются с тем, что к ним идут просить: это наш знакомый, это наш родственник, оставьте его. Надо нанимать профессионалов, а не устраивать на работу по блату.

 

— И простые курганцы, и эксперты, и зауральцы из вашего окружения говорили, что до весны люди будут готовы ждать выполнения предвыборных обещаний. Если этого не произойдет, то они начнут разочаровываться. Вы лично для себя какую контрольную точку наметили? Когда можно будет подводить первые итоги?

 

— Какую бы я контрольную точку ни обозначил, она была бы воспринята с сарказмом. Скажи «завтра», никто не поверит, что это случится. Если скажешь «через год», будут недовольны, почему так долго. Надо планомерно реализовывать обещания, которые были даны людям. Поэтому надо реально смотреть на вещи. Даже с приходом инвесторов пройдет какое-то время, прежде чем что-то начнет реализовываться.

 

— Например, проект строительства логистического центра...

 

— Этот проект трудоемкий: большой процесс документов, диалоги с опытными проектантами и инвесторами. У нас состоялся разговор с представителями австрийской фирмы, имеющей опыт в этом бизнесе. Мы работаем также с теми инвесторами, которые понимают, что такое логистический центр. Сейчас ведется выбор земельного участка, где будет вестись строительство. Мы определили достаточно перспективное место: 6 км от федеральной трассы и около 4 км — от узловой железнодорожной станции.

 

— Это будут Варгаши или Курган?

 

— Это будут Варгаши. Удобное расположение района. При всем при этом получается всего 19 км до аэропорта. Все компактно. Остается только реализация.

 

— А на каком этапе все же эта работа? Насколько помню, речь шла о государственно-частном партнерстве и привлечении федеральных средств?

 

— Привлечение федеральных денег — для нас не самоцель. На самом деле есть один инвестор, который готов построить центр полностью за счет собственных средств. Хотя вся документация у нас все же готовится на государственно-частное партнерство. Для этого она должна пройти согласования с министерствами, с инвесторами. В любом случае уже в начале реализации проекта будут вовлечены много людей, компаний, начнется движение. Вокруг Курганской области начнется хорошая шумиха в хорошем смысле.

 

— Необходимый для строительства логистического центра объем инвестиций, который вы озвучивали, — 17 млрд рублей. Это оправданная сумма? Эксперты называют цифру в четыре раза меньшую.

 

— Смотря кто в каком формате видит транспортно-логистический центр. Если это чисто два-три склада, то, возможно, достаточно и 100 млн рублей. А если построить цепочку в перспективе с растомаживанием на границе — это колоссальные затраты. Хочется сделать не просто оптовый склад в Курганской области, чтобы сюда свозили все, что не нужно. Логистика предполагает транспортную развязку, сортировку товаров. Многие думают, что логистический центр — это рынок, на который съедутся китайцы, вьетнамцы и т.д. Ничего такого там быть не может. Логистический центр — это не барахолка. Конечно, хочется, чтобы у нас большая часть денег от деятельности логистического центра оставалась в Курганской области. Учитывая географическое положение Зауралья, регионы УрФО и Западной Сибири вполне могли бы сотрудничать с нами. Почему мы должны ездить, а не к нам за товаром? К нам ближе и удобнее.

 

— Еще один проект — строительство животноводческих комплексов. Как продвигается решение этого вопроса?

 

— Земельные участки формируются, ведутся переговоры. Каждая моя командировка в Москву — это встречи с потенциальными инвесторами. Но в некоторых случаях переговоры переходят в перманентное состояние. Это не говорит о том, что вопросы не решаются, они стопорятся в силу каких-то юридических препонов и т.д. Самое главное — вести работу на системной основе, ежедневно.

 

— Есть ли какие-то подвижки в переговорах с китайскими инвесторами относительно строительства завода по производству автомобилей?

 

— На следующей неделе к нам приезжают специалисты, которые как раз работают с китайской стороной. У меня есть предложение организовать производство по сборке автобусов. Но требование будет жестким: линейка автобусов не должна ни в коей мере пересекаться с номенклатурой продукции Курганского автобусного завода. Речь идет о туристических автобусах

 

— тех, которые не выпускает наш автобусный завод. Инвестиционная политика заключается в том, чтобы привлекать инвестиции в те сферы и создавать такие предприятия, которые не станут конкурентами для наших местных производителей.

 

Вообще сегодня перед департаментом промышленности стоит задача — тщательно поработать со всеми предприятиями, посмотреть их пакеты заявок на 2015 год, планы по развитию, чтобы реально себе представлять перспективы отрасли. Мы прекрасно понимаем, что этот сектор формирует благополучие Курганской области. Тогда как сельское хозяйство должно не столько приносить прибыль, сколько производить качественное продовольствие и обеспечивать работой сельских жителей.

 

— Сегодня как раз на селе непростая ситуация — крайне тяжело идет уборочная кампания. Велика опасность, что почти половина урожая останется на полях. Какова сегодня ситуация и каковы перспективы окончания уборочной?

 

— Такой погоды, такого лета не помнят даже старожилы. Его почти не было. В конце сентября хлеба были практически зеленые. Половина урожая на полях, конечно, не останется, но под снег попало больше 400 тысяч га пшеницы — это очень много. Если бы не было снега и стоял мороз, ситуацию можно было бы подправить: тогда вымерзли бы остатки влаги и можно было бы спокойно молотить хлеб. Тот хлеб, который полег, уже не вернуть, а тот, что на корню, собрать реально.

 

Когда я докладывал президенту (в августе этого года, — ред.), мы как раз молотили озимые. Некоторые хозяйства до 40 центнеров с гектара молотили. Но, к сожалению, не во всех районах есть возможность культивировать озимые. Там, где это можно делать, думаю, аграрии должны перейти к этому. Пока мы не будем активно заниматься животноводством или пока у нас не будет крупного спиртового завода, риски сельхозтоваропроизводителей будут велики — нужна переработка.

 

— Для инвесторов много перспектив.

 

— Конечно.

 

— Еще одна из ключевых тем, которым вы уделяете внимание, — снижение энерготарифов. Как решается вопрос?

 

— По бюджетным учреждениям, крупным промышленным и сельскохозяйственным предприятиям, малому бизнесу мы будем в ручном режиме регулировать тарифообразование. С 1 января, когда будет решение государственной комиссии по тарифной политике, должны произойти какие-то подвижки, но я не могу забегать вперед — решение комиссии будет в ноябре.

 

— Но можно говорить, что повышения тарифа не будет?

 

— Повышения мы не ждем — это однозначно. Но тариф-то еще зависит от цены на газ и других факторов. Лишь бы на газ цена не подскочила с нового года. Если тариф на электроэнергию у нас останется на прежнем уровне или даже будет немного снижен, по промышленным предприятиям мы выйдем примерно на один уровень со Свердловской областью. То есть мы станем более конкурентоспособными.

 

В ближайшее время мы проведем мониторинг всех промышленных и сельскохозяйственных предприятий, где есть энергоемкое производство, и в тех бюджетных учреждениях, где есть свои «пушки» (это, как правило, крупные медицинские учреждения, не встроенные в многоквартирные дома) — по ним, скорее всего, также постараемся сделать снижение тарифа. Для бюджетов это будет значительная экономия.

 

— Для населения тариф изменится?

 

— Для населения тариф регулируемый. Многие неверно думают, что жители Курганской области отдуваются за промышленность. На самом деле, если бы не было перекрестного субсидирования, то население платило бы около семи рублей за киловатт. Но люди платят 3,5 рубля — это в городских квартирах, оборудованных газовыми плитами. На селе (это 40% населения области) и в домах с электроплитами платят примерно на уровне Челябинской и Свердловской областей — около 2,5 рублей.

 

— Отойдем от темы тарифов. Как оцениваете изменения в органах власти в регионе в целом, и, прежде всего, в Кургане?

 

— Население области 14 сентября сделало свой выбор. Я могу сказать, что самое главное для новых руководителей — это понимание того, что должно быть теснейшее взаимодействие с областным центром. Никаких разногласий быть не может. Это касается и Кургана, и других муниципальных образований. Мы должны работать единой мощной командой и двигать область вперед. Некоторые вновь избравшиеся главы пытаются заниматься разборками со своими оппонентами. Но это от самодурства и от неопытности. Приглашайте своих оппонентов, жмите друг другу руки и двигайтесь вперед. Настанут следующие выборы, тогда можно вспомнить, кто к какой партии относится. Сегодня у нас одна партия — Курганская область.

 

— Во время предвыборной кампании вы не часто позиционировали себя как кандидата от «Единой России». Это говорит о слабости местного отделения?

 

— Я никогда не открещивался от «Единой России». Кто бы и как бы ни поливал грязью партию, выборы показывают, что население доверяет ей. 14 сентября кандидаты от партии получили в среднем 85%. Проблемы есть, но работа идет, и результаты выборов тому подтверждение.

 

— Как вам кажется, необходимо ли менять нынешнее региональное руководство «ЕР»?

 

— Всему свое время.

 

— Насколько новые руководители смогут улучшить ситуацию в Кургане?

 

— Я надеюсь, произошедшие перемены многое изменят в городе. Думаю, что [сити-менеджер] Александр Васильевич Поршань справится со своими обязанностями. Он искренне любит Курган

 

— это очень важное качество. Когда любишь место, где работаешь и где живешь, тогда сделаешь все, чтобы оно процветало. Ему, конечно, поможет производственный опыт. Кроме того, он очень мудрый человек. Будем ему помогать. На мой взгляд, население Кургана не избаловано общением с руководством города. Самое главное — руководителю такого уровня надо почаще выходить в народ, не бояться общения с людьми, не вспоминать про это только перед выборами. Надо прийти во двор дома, где, к примеру, канализация течет, попросить людей подождать еще пару дней, чтобы была возможность решить вопрос, а не заставлять их ждать годами, игнорируя их жалобы.

 

— Это пожелание, наверное, касается и главы города, несмотря на то, что его функции всего лишь носят представительский характер?

 

— Конечно. Тот и другой как минимум раз в день у меня появляются. Проводим сверку часов. Не все сразу можно исправить, но в ближайшее время произойдут перестановки и будем работать. Курган нужно подтягивать по ряду программ, в том числе по капитальному ремонту, по переселению из ветхого и аварийного жилья. Областной центр отстает в части разработки схем планирования по водоотведению, теплоснабжению. Много рутинной работы, которую нужно было делать раньше, а не заниматься отписками.

 

— Проблемы, существующие в Кургане, наверное, воспринимаются обостренно лишь потому, что он на виду — все-таки это областной центр?

 

— Во-первых, Курган на виду. Во-вторых, проблема в том, что многие вопросы прежде решались в ручном режиме: руководство города обратится к губернатору, он поможет все сделать. Такого не должно быть. Курган — это муниципальное образование. К нему особое внимание. Органы местного самоуправления не должны самоустраняться, а как никто иной обязаны решать поставленные задачи. По обеспеченности на душу населения по сравнению с другими муниципалитетами Курган ушел далеко вперед. Поэтому городские власти должны использовать и свои возможности по софинансированию. Не нужно приходить к губернатору и просить деньги, скажем, на то, чтобы заасфальтировать какую-то улицу.

 

— В этой связи возникает вопрос по дорогам. Ремонтная кампания откровенно провалилась на двух крупных объектах — улице Бажова и шоссе Тюнина. На ваш взгляд, это демонстрирует проблемы в управлении городом или несовершенство законодательства?

 

— Давайте закон трогать не будем. Все всегда зависит от личности. Что касается погодных условий, на них пенять тоже не нужно. На Тюнина доходило до абсурда: погода хорошая, техника стоит — нет солярки. Понятно, по закону победителем аукциона становится тот, кто дает самую низкую цену. Но в конкурсной документации нужно такие условия выставлять, чтобы шарлатаны не смогли участвовать в торгах.

 

— На протяжении последних лет периодически поднимается тема укрупнения муниципалитетов. Ее, например, озвучивал [депутат Облдумы] Евгений Кафеев. Насколько это своевременно и необходимо? Какой эффект от этого могут ощутить рядовые зауральцы?

 

— В Курганской области больше всего муниципальных образований — 458. Мы должны отталкиваться от мнения самого населения. Понятно, что некоторые главы не заинтересованы в укрупнении — тогда они потеряют место работы. Тем не менее по решению самих жителей процесс укрупнения мы будем двигать. Преимущества очевидны. Только один пример: объединив несколько рядом расположенных сельсоветов, мы можем сделать один на всех хороший фельдшерско-акушерский пункт, оснастить его современным оборудованием, принять квалифицированных специалистов. Это экономия бюджетных средств. И сейчас, если посмотреть, ситуация везде разная. Там, где население заинтересовано в местном самоуправлении, решаются вопросы благоустройства, и палисадники красятся не перед приездом губернатора, а просто всегда. Да и настроение у людей другое, они улыбаются. А в другом населенном пункте плачут: денег нет, все заросло. Но чтобы поправить крылечко у сельсовета, денег не нужно больших. Самое элементарное — навести порядок вокруг.

 

— Теперь вы полноправный губернатор области. Когда планируете окончательно обустроиться в Кургане?

 

— Когда удастся обустроиться, пока не могу сказать. Сейчас подыскиваю квартиру. Потом можно будет говорить о переезде семьи в Курган.

 

Если Вы заметили в тексте ошибку, выделите её мышкой и нажмите "Ctrl+Enter"!